Забыли пароль?
Ещё не зарегистрированы? Регистрация


Реклама
Главная arrow Публикации arrow Другие публикации arrow Казус Империали
Казус Империали | Печать |

Г.В.Голосов

Опубликовано в интернет-издании Газета 17.12.2008 г.

Российская власть панически боится одного – неопределенности. И потому делает все, чтобы свести ее к минимуму – отменяет выборы, увеличивает сроки президентства и проходные баллы и замалчивает любые факты, способные взбудоражить граждан.

В шести из девяти регионов, где 1 марта будущего года предстоят выборы законодательных собраний, места по пропорциональной системе будут распределяться с помощью метода Империали. Эти регионы – Карачаево-Черкесия, Архангельская, Брянская, Владимирская и Волгоградская области, а также Ненецкий автономный округ. Метод был изобретен в начале ХХ века давно забытым бельгийским политиком, маркизом П. Г. де Франкавилла Империали. В 1921 году парламент Бельгии принял этот метод как основной при распределении мест на муниципальных выборах. Больше ни в одной стране он не применялся и бесследно канул бы в небытие, если бы в 2007 году о нем не вспомнили в России. Но по-настоящему массовым его внедрение стало только сейчас.

Отличие метода Империали от других методов распределения мест по пропорциональной системе сводится, по большому счету, к тому, что он позволяет на законных основаниях давать крупнейшей партии долю мест, которая ощутимо превышает долю полученных ею голосов. А поскольку известно, что крупнейшая партия в регионах России (как и в стране в целом) – это «Единая Россия», то вопрос о том, кому это выгодно, вряд ли заслуживает постановки: слишком уж очевиден ответ.

Очевидно и то, что в ряду средств, с помощью которых ЕР обеспечивает себе победу на выборах, Империали занимает довольно скромное место. Попросту говоря, в условиях ограниченной практически до нуля конкуренции, административного произвола и давления на избирателей почти всегда есть возможность собрать столько голосов, сколько нужно. Казалось бы, нет нужды мошенничать на заключительном этапе, когда все уже решено. Но мошенничают почему-то.

Казус Империали интересен именно тем, что позволяет на частном примере реконструировать механику действий российской власти и их мотивы. Начнем с того, что особенно бросается в глаза – со странной, патологической какой-то лживости чиновников и официальных СМИ. Ведь могли бы признать: да, хотим, чтобы крупнейшая партия получала бонус за счет остальных. Можно было бы придумать в пользу этого какие-то разумные аргументы. Но нет. Признать правду они не хотят, а значит, надо придумать что-то другое. То есть, ложь.

Первый любимый аргумент российских чиновников, пойманных на мошенничестве, состоит в том, что это не только у нас, это во всем мире так делают. Ну, то есть, во всем мире берут взятки, подделывают результаты выборов, сводят эти выборы к полной фикции и т. д. Возможно. Но в данном случае это ложь: как ни крути, Бельгия – не весь мир. К тому же в Бельгии метод Империали применялся без заградительного барьера, то есть служил, в каком-то смысле, его заменителем. Только в России додумались до того, чтобы наряду с завышенным семипроцентным барьером (а других барьеров с некоторых пор не устанавливают) ввести еще и Империали.

Второй любимый аргумент – эффективность. Зачем назначать губернаторов? А назначенные лучше работают. Применительно к избирательной системе эффективность понимается как простота в применении. Вот и говорят, что Империали – простой такой, удобный метод. Это тоже ложь. Чтобы подвести результаты выборов по традиционной для России системе простой квоты (квоты Хэйра) и наибольших остатков, надо разделить общее число голосов, поданное за преодолевшие барьер партии, на число распределяемых мест, а затем разделить число голосов за каждую партию на частное. Количество мест у каждой партии определяется целыми частями продукта деления. Если места распределены не полностью, то по одному месту получают те партии, у которых частные со сравнительно наибольшими остатками. При минимальном навыке вся операция занимает секунды. Системы делителей, к числу которых принадлежит Империали, не менее, а более сложны в применении. Надо число голосов за каждую партию последовательно разделить на ряд чисел (начинающийся с двух, а заканчивающийся общим числом мандатов), затем отсортировать результаты по убывающей, а после этого – определить каждой партии столько мест, сколько раз продукты деления ее результатов попадают в верхнюю часть ряда. Скажем, если в выборах участвуют четыре партии, а распределяются 20 мест, то количество операций деления – не 5, как при методе простой квоты, а 76. Тоже не высшая математика, но времени занимает значительно больше.

Третий любимый аргумент: а ничего, собственно, не изменилось. Вот увеличили срок президентских полномочий на 2 года. Ну и что? Мелочь, не поправка даже, а корректировка. Так и тут: да, теперь у нас такой пропорциональный метод, а раньше был другой, разницы-то нет. И это тоже ложь. Разница есть. Достаточно посмотреть на итоги выборов в восьми регионах, где с марта прошлого года по октябрь нынешнего уже применялся метод Империали. Это Санкт-Петербург, Краснодарский край, Московская, Самарская, Саратовская, Сахалинская, Свердловская и Тюменская области. Средний уровень диспропорциональности, то есть несоответствия между результатами голосования и распределением мест, при системе простой квоты составлял бы 8.0, а при Империали составил 12.7 (индекс Майкла Галлахера). Иными словами, он возрос более чем в полтора раза. Во всех без исключения регионах это отступление от пропорциональности пошло на пользу одной партии, «Единой России». В итоге средняя доля ее представителей по пропорциональной системе возросла с 59,6% до 65%. Почти что квалифицированное большинство – просто так, исключительно за счет манипуляции избирательной системой.

Перечисленные аргументы в пользу Империали, повторяю, абсолютно лживы. Лживы до такой степени, что их и повторять как-то неудобно. И тогда в ход идет четвертый любимый ход российских властей, замалчивание. Кризис? Какой кризис? У нас его нет. Империали? Какой Империали? Не знаем такого. На первых порах введение в регионах мошеннической системы сопровождалось пусть скупыми, но все-таки упоминаниями в прессе, каким-то подобием общественной дискуссии. Сейчас не так. Скажем, о том, что Империали ввели в Карачаево-Черкесии, Брянской и Владимирской областях, невозможно узнать из СМИ. Полное молчание. Сам я об этом узнал из справки, размещенной на сайте ЦИК, где Империали скромно именуется «методом делителей». Это, собственно говоря, тоже ложь: методов делителей несколько (д'Ондта, Сент-Лаге и пр.). Империали – не просто один из них, но и худший из них: он дает наиболее искаженные, явно нечестные результаты.

Итак, они лгут. Не новость. Интересно то, что в данном случае (как, впрочем, и во многих подобных) мы имеем дело с беспардонной, наглой ложью ради сиюминутной политической выгоды, которая хоть и не слишком мала, но и не так уж велика. И здесь мы переходим к мотивам.

Если в чем-то и верен аргумент «так делают везде», так это в том, что политики во всем мире склонны приврать. Работа такая. Другая сторона дела, однако, в том, что они часто воздерживаются от лжи и – пусть даже скрепя сердце – говорят правду. Во всяком случае, по не очень важным поводам. А происходит это потому, что для публичного политика ложь может и не пройти безнаказанной.

Особенность нынешней российской власти состоит в том, что у нее начисто отсутствуют соображения такого рода. Эта особенность могла бы даже показаться удивительной, если бы не одно обстоятельство: у них есть основания быть уверенными в собственной безнаказанности. Да и кто бы это мог быть, такой недоверчивый? «Простые россияне»? О нет, эти верят только телевизору, или вообще ничему не верят – даже собственным глазам, – а это еще удобнее, потому что таких-то обмануть проще всего. Конечно, применительно к такой тонкой материи, как избирательные системы, этот подход особенно убедителен: не разберутся. Но и те немногочисленные ботаники, которые могут разобраться, тоже не особенно опасны. Погундят себе в Интернете, без всякой цензуры (так обещано), а потом успокоятся – никто и не заметит. У нас в телевизоре есть свои эксперты, которые расскажут все как надо, если надо. Их услышат. Бравые ребята, сильны в геополитике.

Важнее, однако, то, что в российской партийной политике не осталось участников, которые были бы достаточно автономны от Кремля для того, чтобы оспаривать официальную пропаганду и заинтересованы в этом. Скажем, КПРФ иногда выступает с критикой безобразий, творящихся на региональных выборах. Но проблема Империали ее не трогает. И действительно, как раз КПРФ от этой системы почти не пострадала: на выборах, где она применялась, коммунисты выиграли в общей сложности 40 мест, а могли бы – 41 (одно место потерялось в Саратовской области), ну да ладно. Настоящие жертвы Империали – это «Справедливая Россия», которая получила 29 мест (а могла бы 32) и ЛДПР (13 вместо 16). Трудно представить, что лидеры этих партий ничего не знают о ситуации. Даже если о чем-то им не докладывали, то из региональных организаций сведения поступали. Известно, например, что местные жириновцы в Свердловской области, лишившись из-за Империали одного из трех мест на мартовских выборах 2008 года, устроили довольно шумный скандал. Но сам заслуженный юрист хранит олимпийское спокойствие. Ни слова не слышно и от Сергея Миронова. Единственная партия, которая более или менее систематически выступала против Империали – СПС. Этой партии больше нет. Шумели слишком много.

Таким образом, если элементарная механика действий властей – просто-напросто ложь, то основу для нее создают уродливые политические условия, в которых политики заботятся не о том, чтобы не соврать, а о том, чтобы лишний раз не сказать правду, ибо именно она наказуема. Но это, так сказать, внешний мотив. Вопрос о внутреннем мотиве остается: зачем манипулировать избирательной системой, если и так все схвачено, если и бояться-то, по существу, уже некого?

Здесь мы действительно подходим к мотиву, который давно уже определяет действия российских властей. Это страх. В широком смысле, они панически боятся неопределенности как таковой. В том и дело, что для этих людей ВСЕ схвачено не бывает, и никогда не будет. Всегда остается что-то вне пределов досягаемости, и там таится угроза.

Они ведь потому так и боятся выборов, потому и сводят их с маниакальным упорством к фикции, стараются проводить как можно реже, что выборы, как выразился один ученый человек – это институционализированная неопределенность. Жалко, что их нельзя совсем отменить, коллеги на западе не оценят. Но ничего, есть другие средства.

Жизнь периодически подкидывает этому страху рациональные оправдания: то терроризм, то Украина, теперь вот мировой кризис. Эти оправдания падают на хорошо подготовленную почву. Ведь человек, всегда готовый из корыстных соображений соврать, даже по мелочам, сам никому не верит. Вот кризис на носу. Конечно, раньше система выборов работала слаженно, а теперь? Губернаторы сдадут на «раз, два, три», то есть плюнут на плановые нормативы по результатам «Единой России»; училки в избирательных комиссиях разозлятся и посчитают не так, как требуется; компьютерщик пару месяцев посидит без зарплаты, да и забьет в свою машину эти неправильные цифры, не проявит творческого подхода. Я-то лично думаю, что ничего этого не будет. И они сами умом понимают, что не будет. Но все равно страшно. Такой подход к управлению называется «минимизацией рисков». Отсюда Империали.

А ведь прав, пожалуй, был Понтий Пилат в книге Булгакова: «Трусость – самый страшный порок».

 
 
База данных "Российская электоральная статистика"

Рассылки@Mail.ru
Межрегиональная электоральная сеть поддержки (IRENA)